Ultimate magazine theme for WordPress.

Книга Паолы Волковой про искусство отправляет в путешествие без границ

0




Возможны ли путешествия во времени? Определенно – да, если машина времени – наше сознание и память. В таких путешествиях не было равных Паоле Волковой. Не сходя с места, она могла с легкостью отправиться в Италию времен Возрождения, через минуту оказаться в Древней Руси, а потом перенестись в ХIХ век – в мастерскую Ренуара. Паолы Дмитриевны не стало пять лет назад, но машина времени, изобретенная ей, нам доступна. Называется она «Мост через бездну» – недавно переизданный труд вошел в лидеры продаж среди книг по искусству.


фото: ru.wikipedia.org

Паола Волкова, она же Ола Одесская, – фигура легендарная. Подруга философа Мераба Мамаршашвили, востоковеда Льва Гумилева, скульптора Эрнста Неизвестного, режиссера Андрея Тарковского. Муза для художников – Николая Акимова и Владимира Вейсберга. Ученица искусствоведа, поэта и переводчика Абрама Эфроса, который научил «независисмо и самостоятельно смотреть на предмет искусства». Так она и поступала. По специальности – историк искусства (МГУ, 1953), на практике Паола Волкова не пересказывала свой предмет, а комментировала, находя новые связи и параллели, строя мосты между разными культурами.

Этим и интриговала слушателей – от друзей и знакомых, коих у нее было немало по всему миру, до студентов ВГИКа и Высших курсов сценаристов и режиссеров. «Я читаю лекции, как тетка на кухне, без терминологии, так, чтобы понимали», – признавалась Волкова. И ведь понимали главное: культура – это то, что не дает нам упасть в бездну. Один из выпускников «Высших курсов», режиссер Андрей Зайцев, предложил сделать цикл телепередач. Как раз тогда Паола Дмитриевна работала над книгой – этот материал, основанный на лекциях, которые она начала читать в 1950-х, лег в основу 12-серийной программы. «Название и для книги, и для программы было выбрано неслучайно, ведь образ моста – это образ мировой культуры, без которой мы бы не состоялись», – написала Паола Волкова позже, когда цикл получил награду «Клуба телепрессы» по итогам телесезона 2012/2013. Вскоре увидел свет первый том – задумано было пять. А в марте 2013 года ее не стало…

Новое издание «Мостов», переработанное и составленное в исторически-хронологическом порядке, – заслуга ее дочери Марии Лафорт. Это «вторая жизнь» многолетнего труда Паолы Волковой. Первая началась в 2014-м году, но тогда книга вызвала нарекания читателей – уж слишком много там было того, что украшает устную речь и портит рукопись. Во вступлении Паола Дмитриевна честно признается, как нелегко давалось переносить лекции на бумагу, где работают другие законы слова, нежели в устном жанре: «Бесконечно завидую тем, кто «говорит – что пишет».

Манера изложения Волковой построена на импровизации: у нее есть теория по тому или иному поводу и чтобы подтвердить ее, она то заглядывает в одну эпоху, то в другую. Как современный художник-концептуалист строит инсталляцию из скрытых цитат и ссылок, так Волкова писала свою книгу, складывая из разномастных кирпичиков единую мозаику. Получился чистый постмодернизм. Комментарий комментариев. Книга-клип. Искусствовед говорила: наше сознание монтажно. Философ Элвин Тоффлер, родивший на два года раньше Волковой, в 1928 году, предложил другой термин – «клиповое сознание». Последователь Тоффлера, российский ученый Федор Гиренок так определяет его суть: «Это сознание вне времени. Это серия взрывающихся галлюцинаций, лопающихся пузырей субъективности, обусловленных сжатием границ антропологического». Именно такое сознание – вне времени – было у Паолы Волковой. И такова ее книга.


фото: пресс-служба издательского холдинга «ЭКСМО-АСТ»

Впрочем, на счет сознания у нее была своя теория. Она считала, что оно разделено на слои (или пласты) – мифологический, религиозный и атеистический (или манипулирующий) и хтонический. «Хтоника – инстинкт, «ОНО», как называл Фрейд», пишет она в третьем томе. Волкова комментирует культуру как раз методом хтоники – с помощью бессознательного. Свои ощущения от искусства она и рисует в книге размашистыми импрессионистскими мазками.

Декорации сменяются молниеносно: мы перемещаемся из Стоунхенджа в театр «Глобус», из Китая в Европу, от Джотто к Малевичу. Критики ругают ее за эти «перескоки с пятое на девятое», а еще за вольное обращение фактами, философскими идеями и пространность изложения. Один из читателей пишет: «Перескок как концепция книги – смелое решение: театральное действие как непрерывная цепь истории. Он объединяет такие отдалённые явления как африканские маски, кельтские обряды, греческие трагедии и римские публичные выступления. (…) Волкова способна самым неожиданным образом связать совершенно чуждые на первый взгляд понятия (…)». Дочь автора Мария Лафорт парирует: «Она никогда не говорила что претендует на научную точность, она приглашала читателя к размышлению об искусстве и мире».

Почвы для размышлений хватит надолго: неожиданных версий и нешаблонных параллелей в избытке у Паолы Волковой. «Книга эта – пир для ума», – написал один из читателей. Другой добавил: «чистое вдохновение». Точное замечание. «Мост через бездну» – очень личный взгляд на культуру, ее тайны и символы. Не традиционный. Часто спорный. Но увлекательный, если ты в состоянии поспорить. И головокружительный, если способен сесть в «машину времени» и отправиться в путешествие без границ.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:

 
 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.